Егор Миронов (fillum) wrote in malyshi,
Егор Миронов
fillum
malyshi

Categories:

Если мне не нравится ананас...

Если мне не нравится ананас - я не ем ананас,
не захожу к нему на страницу, не читаю его твиттер,
не слежу за его жизнью и не обсуждаю его.

.
А можно продолжить  на “pro et contra”-прививочную тему? Посмотреть на вопрос немного с иной стороны, чем в свете прошлонедельной «истории ЭпидЧеКа», ну и может быть выясним, какой профит имеют разные «анти-» в этом вопросе - этот вопрос тоже задавали в прошлую пятницу.

Если я люблю и не ем ананас – то я просто его не ем. Без всякой «личной выгоды» я его не ем – я просто не считаю нужным его есть, т.к. он лично для меня не вкусный. И при этом, заметьте, я не считаю себя "анти-ананасником". Я-просто-его-не-ем. Но если мне (или моим родным и близким, друзьям, и просто тем людям, к которым я неравнодушен) ананас навязывают, то с этим уже приходится что-то делать. До открытой войны, разумеется, дело доходить не должно в любом случае, ведь есть много способом решить вопрос цивилизованно. И первый способ – это информирование тех, кто навязывает мне ананас, что Я БЛИН НЕ ХОЧУ ЕСТЬ АНАНАС! И мои дети не хотят есть ананас! И что если всё-таки съесть то, что не любишь – тебя вырвет (и это в лучшем случае).

Реалии таковы, что мы живём далеко не в «плюшевом» мире, в котором достаточно просто быть хорошим и никого не трогать – и всё у тебя будет хорошо.  Трогать будут тебя в любом случае, и часто делать это достаточно настырно, а иногда и грубо. И в наше время вариант ненасильственного сопротивления, который ещё Ганди придумал (а до него и наш Л.Н.Толстой говорил про «непротивление злу насилием») как никогда становится актуальным.  Социум давит на индивида. Так было и так будет, наверное, всегда. Но «социум» - это не абстрактное понятие. Это всё равно – конкретные люди, которые «ведут других людей к светлому будущему», исходя из своих личных представлений или интересов. И чем богаче (отдельные) люди, тем больше у них власти в подобном «загнать других людей в это будущее». И может быть давление социума в контексте повышения налогов на сверхдоходы  вас лично может и не касаться, как и закон о  запрете подлёдного лова на какой-нибудь речке-переплюйке, но всё, что касается вашего здоровья – таки касается вас лично.

Вакцинация и прививки - это и есть тот самый «ананас» из начала статьи. Я сам - из советского детства. И нам всем тогда делали прививки и в школе, и позже тоже – и я выжил, и даже не болел. Моим старшим детям тоже делали прививки – и они тоже выжили и не заболели. И хоть я уже был старше, чем когда сам учился в школе, тогда я ещё не задавал вопросов «а зачем?» и «для чего?» это моим детям.
Но теперь я эти вопросы задаю и ищу соответствующую информацию. И своим младшим детям я уже прививки делать не буду, это точно. И я буду оберегать их от этого «ананаса» всеми силами.

 Вот сайт The International Medical Council on Vaccination - Международного Медицинского Совета по Вакцинации  - http://www.vaccinationcouncil.org/    Международный Медицинский Совет по Вакцинации это ассоциация врачей, сертифицированных медсестёр и других квалифицированных медицинских специалистов, чья цель состоит в том, чтобы противостоять заявлениям фармацевтических компаний, правительства  и медицинских учреждений, что вакцины безопасны, эффективны и безвредны. На сайте размещены профессиональные выводы по этому вопросу, которые были сделаны индивидуально каждым членом Совета после тысяч часов личных исследований, изучений и наблюдений.  В этом Совете собрались не мамочки детей, напуганные побочными эффектами от прививок, а самые настоящие врачи-профессионалы.  

******
Говорить о том, что «все врачи – убийцы» – это такая же крайность, как говорить о том,  что существующая медицинская система занимается только лечением людей. Идеальный систем нет, и в любой «кривой» системе есть честные люди, которые как минимум, начав понимать, что происходит на самом деле, перестают причинять зло, а как максимум – оставаясь в этой системе, пытаются рассказать о том, что происходит – с целью что-то изменить.  Но в любом случае самый первый этап в деле что-то поменять в любой опасной ситуации – это честно рассказать о том, что происходит на самом деле.    На сайте Международного Медицинского Совета по Вакцинации масса материалов на эту тему. Вот один из таких материалов - статья «Vaccines: a peek beneath the hood» -  в моём кратком переводе, оригинал статьи по ссылке: http://www.vaccinationcouncil.org/2013/11/12/vaccines-a-peek-beneath-the-hood-by-roman-bystrianyk-and-suzanne-humphries-md/
.

Вакцинация – заглянем за кулисы
«Опасно пускать публику за кулисы. Там она легко разочаруется,
а затем будет зла на вас, потому что всё, что она любила, окажется иллюзией.»
Уильям  Сомерсет  Моэм

Все книги по истории медицины почти в одном и том же ключе превозносят достоинства вакцинации. При чтении этих книг создаётся впечатление, что в течение XIX  и в начале XX веков от болезней умирало бесчисленное количество людей, и только вакцины избавили человечество от этого.  Это, конечно, та информация, которую нам давали с детства, и большинство людей считает так и сегодня. Как правило, в обществе это воспринимается как научный и доказанный факт.

(…) Трудно переоценить вклад иммунизации в наше благосостояние. Было подсчитано, что если бы не  детские прививки против дифтерии, коклюша, кори, паротита, оспы и краснухи, а также защита, обеспечиваемая вакцинами против столбняка, холеры, жёлтой лихорадки, полиомиелита, гриппа, гепатита, бактериальной пневмонии и бешенства, то уровень детской смертности, вероятно, находился бы в диапазоне от 20% до 50%.  Ведь действительно - в странах, где не проводится вакцинация, уровень смертности среди младенцев и детей младшего возраста остаётся на этом уровне. [1] (…)

Paul Offit  в своей недавней книге Deadly Choices - How the Anti-Vaccine Movement Threatens Us All [1] («Смертельный выбор – как движение анти-вакцинации угрожает нам всем»)  пишет о том, что вакцина от   коклюша сократила смертность от этого заболевания с  7000 случаев в год всего лишь до 30. [2] Этот тип подачи информации можно также найти и в медицинских журналах. Итоги длительного исследования по коклюшу и применения вакцины против него были опубликованы в 1988 году в журнале Pediatrics. В первом же абзаце статьи говорится следующее:

(…) В США  коклюш успешно контролируется с помощью рутинной массовой иммунизации младенцев и детей. В довакцинную эпоху каждый год регистрировалось от 115000 до 270000 случаев заболевания и от 5000 до 10000 случаев смерти из-за этой болезни. В течение последних 10 лет регистрировалось только от  1200 до 4000 случаев заболевания  и от 5 до 10 смертей в год. [3] (…)

Этот первый параграф задаёт тон для всей оставшейся статьи, делая акцент на то, что раньше каждый год тысячи детей умирали от коклюша, но после того, как вакцина DTP (АКДС) была введена в обращение, уминать стали единицы. Любой человек, кто поверит в это заявление, разумеется, поверит и в пользу вакцинации.

Однако проблема  этого и других подобных утверждений в том, что они не подтверждаются фактами. Когда мы смотрим на фактические данные, то видим, что, хотя многие действительно умирали от коклюша в начале 1900-х годов, к тому времени, когда вакцина от этой болезни была введена для обязательного применения, смертность в США уже снизилась более чем на 90%! Используя тот же самый источник, на который ссылается статья в журнале Pediatrics, мы обнаруживаем, что снижение смертности от её пика составляла примерно 92% процента от уровня до введения вакцины DTP (АКДС). [4]




Число случаев смерти от коклюша на момент введения вакцины АКДС было приблизительно 1200, но никак не  «от 5000 до 10000», как  часто цитируется. Опять же, это ложное предположение, что вакцины были ответственны за львиную долю снижения смертности,  является до сих пор широко распространённым в обществе.    Дополнительным важным моментом является то, что даже при беглом взгляде на график вы можете ясно видеть, что с каждым годом эта тенденция снижения смертности только усиливалась. В момент введения вакцинации и после него не было зарегистрировано никакого очевидного эффекта в тенденции к снижению смертности.

Вот другой набор данных из Англии, начиная с начала ХХ  века, который ещё более резко указывает на отсутствие влияния вакцин на статистику заболеваний и смертности. Здесь вы можете увидеть, что уровень смертности снизился более чем на 98% ещё до введения вакцинации АКДС  в национальном масштабе в 1950-х годах.


В Англии статистику по болезням начали вести в 1838 году, на 62 года раньше, чем начали собирать официальные статистические данные в США. Глядя на эти данные, мы можем видеть, что уровень смертности от инфекционных заболеваний был очень высоким в течение всего XIX века, начав снижаться только в его самом конце, но уже к середине ХХ века снизился почти до нуля без какой бы то ни было вакцинации!
Вот более широкий график, отображающий статистику по коклюшу в Англии за весь период статистических наблюдений:




В случае кори смертность за тот же период также снизилась почти на 100 процентов.


Анализ полученных данных показывает, что  часто повторяемая мантра «вакцины играют ключевую роль в снижении смертности от инфекционных заболеваний» является в лучшем случае заблуждением. Смертность снизилась заметно раньше начала вакцинации. В случае скарлатины и других инфекционных заболеваний смертность снизилась почти до нуля вообще без какого-либо широкого распространения вакцинации.


К сожалению, это ошибочное убеждение привело людей к совершенно необоснованному доверию к вакцинации как к якобы единственному способу справиться с инфекционными заболеваниями, в то время как были известны и другие факторы, которые привели к снижению смертности. Эти факторами были улучшение санитарно-гигиенических условий, питания, трудового законодательства, распространение электричества, хлорирования, охлаждение и заморозка продуктов питания, пастеризация и многие другие аспекты, которые мы сегодня вообще воспринимаем как должное, как часть современной жизни. Очень многое из причин снижения уровня смертности вообще не имело ничего общего с медициной. В докладе от  1977 года [5]  было подсчитано, что, в лучшем случае, только примерно 3% в общем деле снижения смертности от инфекционных заболеваний можно было бы отнести к современной медицинской помощи.

Тот факт, что смертность от инфекционных заболеваний снизилась очень  сильно до всякого применения  вакцин и антибиотиков, почти полностью игнорируется. Сегодняшний акцент на всё большее применение вакцин  отчасти построен на этом укоренившемся мышлении. И по сей день мы не смогли извлечь уроки из этой истории. Решения, которые привели к снижению смертности на 99%, почти полностью были проигнорированы, а акцент был сделан на оставшемся 1%, который исчез бы сам собой в любом случае, даже без вакцинации.

Тем не менее, в некоторых кругах всё чаще признаётся, что вакцины не были ответственны за значительное сокращение смертности от инфекционных болезней. Тем не менее, и здесь в качестве причины этого сокращения часто ошибочно указывают на антибиотики, улучшение качества медицинской помощи, и с неохотой дают некоторый кредит доверия общей санитарии и другим факторам. При этом существует очень мало любопытства относительно того, как же все эти факторы работали и как они всё ещё действуют сегодня. Упор внимания в настоящее время делается на статистику  заболеваемости после вакцинации,  с пониженным акцентом на статистику смертности. Мышление идёт в том направлении, что, уничтожая болезни с помощью вакцин, мы уничтожаем и сам риск смерти. Это  представляется вроде бы разумным подходом. Но насколько это правильный подход?

Давайте возьмём коклюш в качестве примера. В 1979 году Швеция отменила использование вакцины АКДС на том основании, что она не была эффективной и, возможно, является даже небезопасной. Можно было бы предположить, что теперь, при более низком уровне вакцинации, смертность увеличится. Но что же произошло на самом деле? В 1995 году  заявление Шведского института борьбы с инфекционными болезнями показало, что смертность от коклюша оставалась близкой к нулю. В 1979 году население Швеции было 8,3 миллиона человек и к 1995 году составляло 8,83 миллиона. С 1981 по 1993 год восемь детей были записаны как (возможно!) умершие от коклюша. Это в среднем составит около 0,6 детей в год, возможно, умирающих от коклюша. Эти цифры показывают, что шансы умереть от коклюша в Швеции составляли около 1/13.000.000 даже тогда, когда не было никакой национальной программы вакцинации. [6]

В другом случае, процент охвата вакцинацией АКДС в Англии снизился с примерно 78% процентов до 30%-40% из-за опасений по поводу безопасности вакцин. Можно было бы предположить, что должно было быть увеличение числа случаев смерти от коклюша из-за этого уменьшения охвата - с 1976 по 1980 год уровень вакцинации были самыми низкими. Используя только данные официальной статистики, мы видим, что число умерших в эти годы составило 35 человек.  В предыдущие пяти лет (с 1971 по 1975 г.), когда уровень вакцинации был значительно выше, умерло 55 человек, или примерно в 1,5 раза больше, чем когда уровень вакцинации был ниже. [7] То есть ситуация была прямо противоположна той, которая, как  принято считать, должна было произойти.

Давайте сосредоточимся на другом  инфекционном (как считается) заболевании - кори. Имейте в виду, что к 1963 году уже почти никто не умирал от кори. В течение этого года во всей Новой Англии было только пять смертельных случаев (Мэн: 1, Нью-Гемпшир: 0, Вермонт: 3, Массачусетс: 0, Род-Айленд: 1, Коннектикут: 0), которые были приписаны к кори. [9] Смертность от астмы была на самом деле в 56 раз больше, чем от кори в течение этого года.  Но было ли при этом снижение заболеваемости, как утверждают сторонники вакцинации?   Глядя на  полные статистические данные заболеваемости корью, мы можем увидеть снижение заболеваемости к 1963 году до введения вакцинации против кори.


Заболеваемости корью, как видно, начала резко падать после 1963 года. Но можно ли это падение полностью отнести к успеху вакцины против кори? Ранние вакцины против кори, содержавшие «убитый» вирус,  были алюминиево-осаждёнными вакцинами, производившиеся из формальдегид-инактивированной культуры клеток почек обезьян. Исследование, проведённое в 1967 году, показало, что эта вакцина может вызвать воспаление лёгких, а также энцефалопатию (воспаление головного мозга). [10]     От «убитых» вакцин быстро отказались. [11] Но были  значительные проблемы и с «живыми» вакцинами, которые не были достаточно ослабленными и производились из  «модифицированного» вируса, так что примерно в половине случаев прививка фактически была эквивалентна буквальному заражению корью.  48% вакцинированных людей имели характерную сыпь, а у 83%  отмечалась сильная  лихорадка (до 41° С) после инъекции.

Так как же объяснить резкое снижение заболеваемости корью после начала массовой вакцинации в 1963 году? Отчасти это связано с хитрым отнесением заболеваний к той или иной группе. Если у человека была высокая температура, и он был привит от кори, то это состояние не записывалось как корь! Даже если фактически это состояние было гораздо тяжелее, чем если бы человек заразился корью естественным путём.

Примечание: то же самое сделали и с полиомиелитом. Если раньше эпидемией считалось наличие 20 случаев болезни на 100.000 населения, то потом этот показатель просто … повысили до 35, что сразу «убрало» эпидемии с карты США. И это именно то, что случилось с полиомиелитом на самом деле: не фактическое, но лишь семантическое «устранение» заболевания.

В 1960-х годах ещё предполагалось, что одна единственная прививка защитит человека от определённой болезни на всю жизнь. Однако, позже это мнение поменялось…[12 ]   После того, как трём типам вакцин против кори не удалось победить болезнь или даже повысить популяционный иммунитет, учёные отказались от идеи единственной вакцинации и заявили, что при использовании новой живой вакцины для надежной защиты будут необходимы уже две дозы. Они также рекомендовали, чтобы каждый человек в возрасте до 32 лет прошёл повторную вакцинацию, потому что старые вакцины, которые они получили раньше, были недостаточно эффективными. Итак, обещание 1960-х годов, что достаточно будет единомоментной прививки для обретения пожизненного иммунитета, не было исполнено.

 Но ведь заболеваемость корью в любом случае уменьшалась и до 1963 года? Глядя на данные заболеваемости корью мы видим, что «линия тренда» показывает спад заболеваемости.


На самом же деле, если эту линию тренда на графике продлить дальше, то она достигнет нуля в отметке «2000 год». А это и был тот год, когда в США официально объявили о полной победе над корью!  Так стоили ли все эти вакцины таких затрат, усилий и побочных реакций при решении проблемы, которая ещё до 1963 года считалась всеми врачами действительно неопасной детской болезнью?

Когда нам говорят о действии вакцин, мы часто слышим простую историю о том, как они «стимулируют антитела». Теория гласит, что стимуляция антител создаёт память о болезни, так что в следующий раз, когда вы сталкиваетесь с ней, ваше тело быстро победит врага. Это простой и легко запоминающийся рассказ. Веря в иммунную систему, и часто слыша слова «антитела» и «защита» вместе,  вы думаете, что «всё, что имеет колёса, является автомобилем».  Иммунная система является очень сложной, и мы на самом деле всё ещё плохо понимаем, как она работает и из чего состоит - разные её  клеточные линии производят различные химические вещества, выбрасываемые в кровь; эти химические вещества используются организмом по-разному, и это ещё зависит и от возраста, стресса, питания, состояния окружающей среды, а также целого ряда других факторов, которые мы с трудом сегодня понимаем. [15]   При этом мы уже точно знаем,  что, вопреки распространённому мнению, антитела не являются необходимыми, когда дело доходит до полного выздоровления от кори.[16] Дети с дефицитом в производстве антител - агаммоглобулинемия (agamma-globulinemia) -  выздоравливают от кори точно так же, как дети с  нормальным производством  антител, и это было известно уже с конца 1960-х годов, когда вакцины начали разрабатываться и улучшаться.  Но реакция антител на самом деле была единственным фактором, про который говорили, когда дело доходило до разработки вакцин. Поскольку это знание нарушило упрощённую парадигму «защитных антител»,  это открытие во всех медицинских изданиях с 1968 года считали "... одним из самых «дезорганизующих» открытий в области клинической медицины" .[17]

Какую роль играет питание в развитии болезни? Обнаруженный в 1920-е годы витамин А был назван «анти-инфекционным» витамином. Только он оказывает огромное влияние на снижение  смертности от кори. В течение 1990-х годов снижение смертности на 60%-90% было отмечено в бедных странах в связи с использованием витамина А у госпитализированных больных корью. [18]   Наличие в рационе фруктов и овощей, богатыми витамином С, было ещё одним фактором снижения показателей заболеваемости и смертности от кори. Общее улучшение тенденций в области общего питания видны и из параллелей снижения смертности от кори и от цинги (дефицит витамина С).  Эксперименты, проведённые в 1940-х годах, показали, что витамин С был эффективен против кори, особенно при его применении в более высоких дозах. [19]

Ещё одним ключевым фактором является то, что вакцина против кори не создаёт пожизненный иммунитет, в то время как естественная инфекция кори делает это. Единственный способ остаться с искусственным иммунитетом - вакцинироваться несколько раз в течение жизни. Мы ещё не видели, как вакцина будет играть свою роль в течение нескольких поколений исключительно вакцинированных людей. Эпидемии, вероятно, в будущем станут более распространёнными.   Проведённое в 2009 году исследование, опубликованное в журнале Proceedings of the Royal Society (Лондон) показывает,  что может случиться с убывающим иммунитетом при вакцинации от кори даже с высоким уровнем охвата среди детей. Это исследование также полагает, что после долгого безрецидивного периода среди населения последующие инфекции приведут к гораздо более масштабной эпидемии, чем предсказывается стандартными моделями. [21]   В исследовании 1984 года [22] сообщалось, что к 2050 году доля восприимчивых к кори людей может быть больше, чем в эпоху до вакцинации. Таким образом, мы сами создали тикающую бомбу с убывающим иммунитетом? Будут ли на самом деле в будущем большие эпидемии кори? Если да, то, скорее всего, в этом будут обвинять не привитых, что на самом деле и делается уже более 100 лет, при этом расширяя количество прививок для разных  возрастных групп.

Из-за ревностного смещения акцента в сторону вакцинации - и эта идея пронизывает все слои общества - истинные причины, давшие значительное снижение числа смертей от инфекционных заболеваний, не признаются. В лучшем случае есть небольшое признание того, что «санация»  имеет какой-то эффект, но больше по-прежнему делают упор на более качественную медицинскую помощь и антибиотики.

Тех людей, которые причисляют себя к «скептикам» в вопросе обязательной вакцинации, стремятся изолировать или опорочить. Слово «скептик» означает «того, кто инстинктивно или по привычке сомневается, задаёт вопросы или не согласен с привычными утверждениями или общепринятыми выводами», но это определение в его современном понимании было трансформировано так, что эти люди считаются «слепо и фанатично поддерживающие любые ортодоксальные позиции» или что «эти люди будут продолжать свой крестовый поход против вакцинации  любой ценой и отметать всё, что может поставить под сомнение их близорукий взгляд». Если же у вас есть желание узнать правду, возможно, вы разрешите себе копнуть чуть глубже и посмотреть чуть дальше.   Представьте себе, что может быть за кулисами!





.
Tags: а как у вас?/потрындеть, прививки, хит сообщества Малыши (300+ комментов)
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 357 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →